January 13th, 2017

ВОПРОС ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Уважаемые коллеги, дамы и господа... кореша!

Всем кто имеет глупость меня слушать - говорил, говорю и буду говорить: православные КРАЙНЕ КОРЫСТНЫЕ ЛЮДИ!
Ну ладно, не буду обобщать, скажу за себя и тех, кого я знаю - мы без корысти шагу не сделаем!:)
Вот такие негодяи, ужос чо такое...

Так вот - зачем мы, крайне корыстные люди, ходим в Церковь?
К Господу нашему, Спасителю - но ЗАЧЕМ?
Дурацкий вопрос - за спасением, ясен перетц... это да, но ОТ ЧЕГО?

Ответ прост, как два пальца об асфальт - ОТ СМЕРТИ.
Вот так, проще пареной репы :)
Христианство вообще очень простО...

Собственно суть христианства в том, чтобы решить этот вопрос.
Ведь самый важный вопрос как мы называем? "Вопрос жизни и смерти!"
Так вот христианство как наука о мире (да-да, произошедшим от обезьян просьба не истерить) решает именно этот вопрос :)

Я бы даже сказал, что ТОЛЬКО ЕГО оно и решает, но не буду столь категоричен.
Однако этот вопрос христианством решен раз и навсегда... каким образом?

Есть два пути (третьего не дано):

1. Либо ты с Богом - и наследуешь жизнь вечную!
Тогда смерти ты не боишься, совсем... правда-правда )

2. Либо ты БЕЗ Бога - и тогда идешь в смерть.
Точнее - в аДЪ, а уже там - умираешь в муках, окончательно и бесповоротно.

Поэтому без-божники (или раскольники, типа католиков-протестантов... хотя в этих конечно не уверен, как христиане они весьма странные - но уж какие есть) боятся смерти до истерик, до поноса, до сумасшествия, особенно - когда она начинает смотреть им в глаза... и правильно боятся, их смерть страшна... страшна настолько, что это сложно себе представить... все хорроры кинематографа и видеохроника про военные конфликты, катастрофы и расчлененку, все что мы знаем, видели и слышали про смерть - детский лепет по сравнению с тем, что ждет их на самом деле...

А православные - нет, совсем.
Они могут быть грешные (и есть - грешные, все до одного, сверху донизу), могут быть (в теории) праведными, могут быть какими угодно, объединяет их одно - они не боятся смерти ))

P.S. Кстати, кроме Спасения - Бог дает Бог-атство... неожиданно? ))
Ну - это чисто моя точка зрения, основанная на многолетних жизненных наблюдениях, в Святом Писании вроде бы не отражена совсем... и даже в Святом Предании - невнятно... хотя на самом деле это тоже проще пареной репы ))

Бог (Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святый) - Царь Царей, властвует над миром и всеми царствами, полностью и безраздельно. Он может дать нам (недостойным - по милосердию своему) и дает - великие и богатые милости... и мы становимся богатыми - что, слишком просто? Отож! А все те, кого обычно считают "богатыми", типо Котшильдов и Ротвейлеров, всякие там соросы и проч. - жалкие ничтожные нищеброды по сравнению с Ним. И давать они не могут в принципе - только отбирать... почувствуйте разницу :)

Поэтому когда вы видите БОГАТОГО прихожанина или служителя Церкви (надеюсь все понимают что богатство это не счет в банке "Лопухуй"?) - завидуйте молча :))) А можете не завидовать, а пойти в Церковь, попросить - и дано вам будет... (с)

P.P.S. Из этого, дамы и кореша, следует один простой (я ж говорю - христианство очень простО) вывод, практицкий и корыстный опять же.
Как отличить христианство от христианства? Пастырей от лже-пастырей?
Читайте Святое Евангелие (и только Его, забудьте про всякие там Ветхие Заветы - вы не историк, вам оно не надо), там все сказано.
Оно - как инструкция, ЧО ДЕЛАТЬ ТУПОМУ (а ты тупой, дружок, даже если Оксбридж закончил - не сомневайся) ЧЕЛОВЕКУ?
Там сказано - по плодам их узнаете их (с)

Так какие плоды? См. выше - жизнь и богатство
Ну - на богатство ориентироваться это неканонически, можете не обращать внимания (хотя для меня лично - это критерий)
А вот жизнь - СТОПУДОВО И БЕЗ ВАРИАНТОВ ДОЛЖНА БЫТЬ!

Если вы в Церкви чувствуете себя живым, и смерть от вас отступает (как понять что отступила - а пропадает страх смерти, чего уж проще) - значит, это правильное, православное, его еще называют - ортодоксальное - христианство! Если нет - значит, что-то там не то... нет плодов - это НЕ ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА! Она без плодов не бывает никогда. точка.

Поэтому часто католики на православных службах рыдают как дети - чувствуют разницу.
А на своих службах - скучают... а нет плодов, поэтому и скучно.

Но - я не эксперт по католичеству (мне оно не надо), и если конкретно ваша католическая церковь (они разные бывают) спасает вас от смерти и вы перестали ее бояться - в добрый путь, спасайтесь :)

Доступно?

Однако, смысл в этом есть...

Оригинал взят у civil_disput в Выше головы не прыгнул. Обама – 2
передача

«Единственным способом является выработка соглашения, которое удовлетворяло бы украинский народ. В противном случае мы никогда не признаем воссоединение Крыма с Россией».
- Рекс Тиллерсон, кандидат Трампа на должность госсекретаря США

Вот так сказал.

А единственным способом сделать Америку “great again” является дружба с Россией. Как бы это ни отразилось на интересах Украины или кого-то еще.

Поясню. Главной проблемой США является бегство американских капиталов в страны с производительной экономикой. Которой США не являются. И потому американские капиталы обслуживают что угодно, только не американские интересы.

В одной из статей я сравнил США с современной версией испанской империи Филиппа II, производящей деньги для других. Испанцы производили еще шерсть. А все вырученные от продажи денег средства они тратили на то, чтобы заставить другие страны Европы пользоваться их деньгами и католической верой. Вот почему испанская империя оказалась в долгах у генуэзских банкиров, и когда кассовый разрыв между поступлениями серебра из Америки и сроком уплаты по генуэзским векселям достиг трех лет, империя начала разрушаться. Испанский дефолт произошел в 1596 г.

Тринадцатью годами раньше Британия доставила в сирийский Алеппо первую партию своих тканей, включившись в торговлю по великому шелковому пути.

США производят деньги, а также компьютеры, а все вырученные за это деньги тратят на то, чтобы заставить другие страны пользоваться их деньгами и демократией. Вот почему американская империя оказалась в долгах у англо-американских банкстеров, и когда кассовый разрыв…

Collapse )

Исаакий

На актуальные вопросы о теме, оказавшейся в центре внимания не только петербуржцев, но и жителей всей страны, Лайфу ответил председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Санкт-Петербургской епархии, член Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Общественной палаты РФ протоиерей Александр Пелин.

Екатерина Коростиченко (Лайф): Что такое Исаакиевский собор для православного человека? Чем он уникален, почему особенно важен для Русской православной церкви?

Александр Пелин: Строительство собора Исаакия Далматского связано с именем Петра Алексеевича (императора Петра I. — Прим. Лайфа), затем он несколько раз перестраивался, последний раз — в середине XIX века по проекту Огюста Монферрана. Мнение о том, что Церковь никак не была связана со строительством храма, не имеет под собой никакого основания. Собор находился в ведении императорского двора, а Церковь тогда являлась частью государства и была неотделима от него. Храм всегда использовался как храм, как главный храм Российской империи, где совершал своё служение митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, он никогда не был музеем. Статус митрополита Санкт-Петербургского был близок к сегодняшнему статусу патриарха — он, как правило, являлся первенствующим членом Священного синода.

Возращение этого храма в лоно Церкви, возращение, ещё раз подчеркнём, не в собственность, а в пользование, являет собой пример справедливости. Кроме того, это знаковый собор, не просто императорский собор, в настоящих условиях мы можем сказать, что это патриарший собор, тем более, что власти города как раз откликнулись на обращение Святейшего Патриарха Кирилла.

— Можно сказать, что Исаакий подобен по масштабу и значению храму Христа Спасителя в Москве?

— Я думаю, что да. В Москве — храм Христа Спасителя, а здесь по статусу такой патриарший собор — именно Исаакиевский собор. Я считаю, что это будет очень знаковым событием, если великий уроженец Санкт-Петербурга, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, приезжая в город на Неве, в свой любимый город, будет возглавлять богослужение в Исаакиевском соборе.

— Насколько часто в соборе проходили богослужения и с какого года, требовало ли это специального согласования с властями города?

— Богослужения в храме проводятся уже давно, в последние несколько лет руководство музея стало разрешать богослужения достаточно часто (директор Исаакиевского собора говорил о 600 богослужениях в год).

— Существует ли при храме община? Многочисленна ли она?

— Она есть, однако надо понимать, что в тех условиях, которые пока что существуют, создать серьёзную, большую общину при храме невозможно, поскольку ей даже негде встречаться после богослужения. Точно такая же история была и в Сампсониевском соборе в Санкт-Петербурге, где для общины было представлено две комнатушки размером 2 на 2,5 метра.

— Читателей очень волнует, как будет поддерживаться в надлежащем состоянии здание собора.

— Существуют правила, регламенты, законы. Если объект имеет определённый вид и сохранность, то соответственно он используются в том виде и той сохранности, которые предопределены. Никто не говорит, что сейчас придёт какой-то настоятель, какой-то священник и тут же прикажет заменить одни иконы на другие, исторические объекты куда-то убрать. Это невозможно, это памятник федерального значения. Объект охраняется ЮНЕСКО. Ещё раз подчеркнём, он передаётся как с движимым, так и с недвижимым имуществом для пользования.

— Есть ли у церкви свои специалисты, которые смогут в хорошем состоянии поддерживать собор? Есть ли уже с кем-то конкретная договорённость?

— Плановые реставрации будут проводиться по согласованию с государственными специалистами, теми комитетами, которые ответственны за надлежащую сохранность экспонатов. Никто не может вести реставрационные работы, не будучи специалистом-реставратором действующей квалификации и категории, ему просто никто не позволит это делать.

— Как планируется взаимодействовать с сотрудниками музея? Сохранится ли основной штат музейных работников, который следил за сохранностью экспонатов (иконы, росписи и др.)?

— С Исаакиевским собором коллектив музейных работников напрямую не связан. 12 января вице-губернатор Санкт-Петербурга Мокрецов сказал, что бюджетное учреждение культуры сохранится, но только не в здании собора. Сейчас сотрудникам выделено два больших помещения площадью в несколько тысяч квадратных метров, где собственно и будет расположен музей. Эти здания давно уже выделены, больше года назад. Сейчас там ведутся ремонтные работы. В музее собора (возможно, он будет называться Музей всех соборов города) будут собраны картины, чертежи, макеты, вероятно, портреты настоятелей и видных прихожан.

— Есть ли более конкретная информация по вопросу финансирования собора? Как будет осуществляться финансирование, решено ли уже, за чей счёт и в каких пропорциях? Особенно важно это понять с учётом того, что плата за вход в собор будет отменена.

— Текущие расходы, в том числе на ремонтные работы, согласно закону несёт община верующих или религиозная организация, которой передан в безвозмездное пользование данный религиозный объект. Однако если будет определён капитальный ремонт, который требует больших расходов, то будет заключён договор, дополнительный договор, который регламентирует, кто за что отвечает. Тогда мы будем понимать, кто в чём участвует.

Очевидно, что в нынешнем состоянии, при всём при том, что нынешняя дирекция утверждает, что она зарабатывает многомиллионные суммы (на входных билетах. — Прим Лайфа), почему-то собственник строения (собор принадлежит городу Санкт-Петербургу) нёс всю полноту расходов на ремонтные работы. Естественно, директор музея Николай Буров говорил, что всё покрывается, но у меня другие сведения. Я считаю, что это не так. Так же, как не до конца понятно, какова там была истинная бухгалтерия, сколько же в реальности собор зарабатывал. Непонятно, так как в различных источниках можно найти разные цифры. Почему житель Санкт-Петербурга должен платить 250 рублей только для того, чтобы войти в храм помолиться?

— Нельзя было войти в храм бесплатно, сказав, что верующий?

— Сейчас уже на ранние богослужения пускают и без денег. Мировая практика другая: свободно можно войти в главный ватиканский собор Святого Петра, а чтобы попасть в музей, нужно заплатить.

— А вход на колоннаду собора будет теперь бесплатным?

— Точно не могу сказать, предполагаю, что какое-то экскурсионное обслуживание должно быть платным. Понимаете, сейчас собор не работает в полном объёме, как религиозный объект. Предположим, я думаю, когда собор станет храмом, выстроится очередь желающих там обвенчаться, где-то в нижнем храме людей начнут крестить. Сейчас всё это затруднительно делать.

— Насколько серьёзно сейчас, с вашей точки зрения, представлено протестное движение вокруг передачи собора в пользование Русской православной церкви?

— Мы молимся чтобы Господь вразумил уважаемых людей. Среди недовольных есть и депутаты, и блогеры, и журналисты, но, как показывает практика, это одна и та же узкая прослойка, которая создаёт шум, чтобы показать, что их много. В реальности, конечно, это не сотни тысяч человек, о которых пишут некие блогеры. Не нужно сейчас нагнетать истерию, гнать волну, наоборот, нужно спокойно работать.

— Можно найти компромисс между верующими и неверующими, чтобы он устроил две стороны?

— Разумеется, собственником остаётся государство, которое будет следить за тем, как религиозная организация будет использовать тот объект, который передан в пользование. Если государство по истечении какого-то времени сочтёт, что данный объект используется неправильно или находится в недолжном виде, то договор о пользовании расторгается и меняется та структура, которая там находится. Вот и всё.

Государство остаётся полностью владельцем и распорядителем Исаакиевского собора. Государство, в данном случае в лице администрации губернатора, посчитало возможным удовлетворить просьбу централизованной религиозной организации согласно федеральному закону, что абсолютно справедливо и не требует никаких референдумов. А то, что какая-то группа людей кричит: "Верните Исаакий Петербургу", так он как раз и возвращается Петербургу, только не в виде музея, которым владеет горстка атеистов-коммерсантов, а в виде храма, главного храма Российской империи, где не зазорно послужить и Святейшему Патриарху, и другим первоиерархам Церкви, которые приедут к нам в гости в город.

Вот приедет к нам, к примеру, Святейший Патриарх Сербский или Болгарский, где он будет служить? Теперь он сможет проводить богослужения в Исаакиевском соборе.