April 24th, 2018

Хотите понять Тарковского? Начните снимать кино!

У киношников (пофиг, режиссер, оператор - не суть) есть отличный подход к критике - как только их кино начинаешь критиковать, они говорят - "ну Ок, давай посмотрим ТВОЕ кино" - и вот на этом месте критики обычно затыкаются. Исходя из поэтому единственный способ заткнуть лично мой фонтан - это дать мне камеру в руки. Однако это имеет и побочные, прямо скажем - непредвиденные эффекты.

Например, я (будучи злобным критиком Тарковского) вдруг его остро пожалел... чем глубже погружаешься в омут кинопроизводства - тем яснее становятся многие персонажи современности (моей, а для кого это старье - идите уроки делайте, а то мамка заругает). Например, меня давно мучила "загадка оператора", а именно - почему Тарковский долго и упорно работал с талантливейшим "Вадькой Юсовым" (с)П.Т.Лебешев, а Зеркало - вдруг снял с Рербергом? После чего пошел на Сталкер - и погиб. Погиб сам, убил половину съемочной группы, убил Рерберга, который был не талант - но гений... почему?



А "Вадька" Юсов пошел к Бондарчуку на "Они сражались за Родину", хапнул госпремии и получил профессуру во ВГИК-е... кто думает, что это просто - попробуйте повторить! И умер в преклонных годах, окруженный почетом и уважением, прямо гений и злодейство, но кто гений, и кто злодей? Как говорится - у нас тут не все так однозначно (с) Дочь офицера

Ну, об этом я собственно писал, вот туточки Юсов, Рерберг и Тарковский. Ошибка оператора, приняв при этом полностью и безоговорочно сторону критиков Тарковского, однако тема меня не отпустила - я знал, что "Они сражались..." сильное произведение, однако - знал по воспоминаниям детства, и тут вдруг решил пересмотреть... мамадарагая! (с) Шулер

Пересмотрев Бондарчука, я вдруг осознал, насколько тяжело было Тарковскому, и воспылал к нему слезливой жалостью, беедненький... однако на этом я не остановился, а с ходу пересмотрел Иваново детство, Зеркало (начало), а также - Конформиста (весь) и Последнее Танго в Париже (начал, но быстро запутался, кто кого сношает и зачем) - и слезы высохли, жалость прошла и вновь в мелкой зависливой душонке поднялась волна ядовитого анти-тарковского критицизьма :)

Несколько сумбурных соображений окончательно запутают суть дела, а нам того и надо! Почему Тарковского жалко? Потому, что наше кино в исполнении Бондарчука и Юсова - это жесть как она есть. Но - это кино. А вот например Иваново детство, которое меня совершенно потрясло как фотографа, как у оператора же у меня вызвало двойственные чувства - сначала офигение от мастерства, и сразу потом - что это не операторская работа, а хер знает что, талантливо, местами гениально - но "кина нет и не будет". Видимо, придется пересмотреть и Андрея Рублева, там Юсов зрелый, возможно - там он реализовал себя как оператора? В Ивановом Детстве Юсов - фотограф. Более того, в Ивановом Детстве Тарковский и помогающий ему Юсов - фотографы. Не киношники ни разу... почему нет? А потому, что фотографически выверенный кадр НЕ РАССКАЗЫВАЕТ ИСТОРИЮ. Он сам - история. Делать кино как набор движущихся фотографий - не понимать кино.



Кино - это история... а фотография - это кино, сжатое до одного кадра. Представьте себе, вас поливают из пулемета историями со скоростью 24 кадра в секунду? Ну хорошо - одна фотография в минуту... на какой минуте вы сдохнете? Поэтому мощь кино надо использовать оочень аккуратно, очень! Поэтому Иваново детство получилось взрывом выразительной мощи двух неслабых в творческом плане людей - Тарковского и Юсова (там кстати еще и Андрон Кончаловский мелькал в совершенно идиотском эпизоде), при этом весь этот взрыв ушел в атмосферу... что сказать-то хотел? О, много что, очень много, и очень громко, и очень несвязно... я бы так сказал - это расщепленное сознание, то есть? Шизофрения. Для нее это характерно - личность весьма сильна, мозг, чувства, знания, память - все Ок, а в систему не складывается...

Для сравнения - посмотрите Конформиста, отличная работа оператора и режиссера, оператор выразителен ровно настолько, чтобы не перекрикивать режиссера, каждый кадр связан со следующим, мизансцены перетекают в драматургию, и все это визуализируется гениальным Витторио Стораро... вот это - кино! И глядя на, например, Бертолуччи, понимаешь, откуда Тарковский нахватался "тарковщины" - именно "оттуда".

Возьмем того же Бертолуччи, того же Стораро, да пофиг кого из Мэтров - ни один Мэтр не крал у другого Мэтра, просто физически не мог... знаете почему? Мэтры смотрели на работы друг друга и использовали ИДЕИ - но за время пути собачка могла подрасти, и Идея одного Мэтра у другого выглядела уже совершенно другой... ну вот например - Бертолуччи взял, и "заебенил" съемку из окна движущегося авто - 5 долгих минут! Посмотрел - не, не канает! Это не кино! Выкинул и больше к этому не возвращался.



Тарковский подсмотрел у Бертолуччи - и схватился обеими руками, ах! Длиииный кааааадддрррр! Дееесять минууут будем ехать по дорооогееее, пуууустьь зриииитееель дуууумаеееетттт... И это - навеки, Тарковский приниженно смотрит на Бертолуччи и некритически его использует, делая из живого Бертолуччи идола и возводя его на пьедестал. И сам при этом лезет туда же, идите теперь его покритикуйте! САМ БЕРТОЛУЧЧИ ТАК СНИМАЕТ! - будет вам ответ с высоты пьедестала! Почувствуйте разницу - ищущий Творец, и восторженный подражатель, создающий себе культ... я его понимаю, Тарковского, кино Запада в сравнении с бондарчуками было НЕВЕРОЯТНО ВЫШЕ - но это не повод предавать свой Дар Творца, совсем не повод. Пиши убого - но сам, вот единственный способ выжить как творцу среди этих Исполинов Духа...

В общем, мысль моя, обогатившись опытом и реализовавшись на практике - совершила таки спираль и вновь пришла к той же простой мысли - Тарковский не умел снимать кино. По результатам пересмотра Иванова Детства вывод такой, однако - есть ведь еще и Андрей Рублев, и Зеркало? Зеркало - это Рерберг, прекрасная операторская работа... Юсов снимал как Тарковский, у меня закралось подозрение, что ВИДЕЛ - на Ивановом Детстве именно Тарковский, то есть оператором (плавно переходящим в фотографа) был он, Юсов только камеру переставлял... и - учился. Он очень многому научился у Тарковского, именно как оператор... ну и - как НЕ НАДО снимать кино, это тоже большой опыт.



Рерберг - совсем другое дело, самобытный оператор со своим видением и школой, тут потуги фотографа Тарковского натолкнулись на твердую позицию творца-профессионала... на Зеркале Тарковский засунул свою жалкую гордыньку в свою же дистрофичную жопку алкоголика, и получился фильм... вроде бы. До конца я его еще не досмотрел, вот уже досмотрим - тогда... )

А в Сталкере - Тарковский вознесся над всякими там рербергами, а поскольку кино - искусство режиссерское, Рерберг был обречен... но это совсем другая история.


Еврейский триптих. 22 июня, ровно в четыре часа...

А вот что у нас пишут о том же самом люди из-за Кордону, православные, я извиняюсь, христиане... хорошо пишут, бодренько, с огоньком! Что сразу хотелось бы отметить - про евреев говорится остороожненько... в общем списочке, "кавказцев, евреев, прибалтов, азиатов, прочих меньшинств", правда мило?

Мы так сразу поймем себе и напомним им - они живут сейчас ПОД ВЛАСТЬЮ ЕВРЕЕВ, и разевать свое ротовое отверстие на евреев ссутся и срутся, прям в штаны под рясами... засранцы ) Заметьте, как остороожненько они выражаются "Большевики радовались, как дети" - кто такие большевики? Нет ответа... почувствуйте разницу, я говорю прямо - ЭТО ЕВРЕИ. Точка. Русские у них служили палачами. Те самые жуткие люди из НКВД - это палачи, выращенные евреями из русских методом ТОТАЛЬНОГО ГОЛОДОМОРА. Они палачи - но они же и жертвы... а вот евреи, толстенькие, сыто порыгивающие еврейчики - вот это самый сок! ) Говорят ли об этом "люди из-за Кордону"? Нет!

Объясняют ли они, почему хохлы подались в палачи лишь с одной мыслью - УБЕЙ КОММУНЯКУ И ЕВРЕЯ! Почему, зачем, с чего это! А я объясняю - потому что они выжили в голодоморе, суровые украинские мужчины - а их семьи нет... поэтому с тех пор смысл украинства один - МЕСТЬ. Еще раз - это месть НЕ РУССКИМ, это месть КОММУНЯКАМ И ЕВРЕЯМ. То, что Россия до сих пор отождествляет себя с ними - это ее личные трудности, не хохлов ни разу.

Что я могу сказать о написавшем вот это вот, то - что ниже? Дешевки. Жалкие, ничтожные, трусливые дешевки. Как и все, без исключения - кто "из-за кордону" пытается учить жизни людей, выживших в голодоморах и сломавших НКВД изнутри... НКВД уничтожил не Гитлер, кишка у него оказалась тонка... НКВД БЫЛ УНИЧТОЖЕН ЗЭКАМИ БЕЗЫМЯНЛАГА. Кто про них вообще слышал? Да никто... а именно они уничтожили репрессивную машину, после чего развал блядской совдепии был лишь вопрос времени.

И да - они были чисто и исключительно русскими, эти люди, были, есть - и будут, даже если на Самару термоядерную бомбу сбросят :) И развалили НКВД они голыми руками, под лай конвойных псов и под прицелом азиатского конвоя... этих людей боялись самые кровожадные овчарки, и азиаты отводили глаза, вот такие люди, а не закордонная слизь!

Вот так - а не так как ниже

Егор Просвирнин. Тот бесконечный летний день
Пишет Sputnik & Pogrom (nomina_obscura)

width="900"

22 июня у нас отмечается как День Памяти и Скорби. Не думаю, что это день памяти и скорби. Это ДЕНЬ ОТМЩЕНИЯ. С 1917-го года Советская Власть, состоявшая из кавказцев, евреев, прибалтов, азиатов, прочих меньшинств, самых тупых и подлых русских крестьян и рабочих, настолько тупых и настолько подлых, что они когда шли, то оставляли за собой следы дымящегося дегтя, уничтожала русский народ, русскую культуру и русское государство. ВСЕ сферы русской жизни подверглись невиданному за тысячу лет разгрому. От петербургских профессоров, которых выбрасывали из окон, до крестьян из глухих сибирских деревень, которых забирали по обвинению в работе на польскую разведку (реальный случай) - ВСЕ грани русской жизни покрылись кровавой росой.

617892_900.jpg

МОНГОЛЫ, монголы такого не творили. Они брали дань и уходили. Большевики брали дань, потом еще больше дани, потом пытали, потом сжигали, насиловали, вырезали глаза и - самое главное - оставались. Вся гнусь, все самое темное, мерзкое и безумное, что было в Российской Империи, с началом революции вырвалось на свободу и затопило страну. Великая цивилизация держалась до последнего, большевикам пришлось использовать всё, от 40 000 китайцев до химического оружия, прежде чем остатки Белой Армии погрузились на транспорты и отплыли из Крыма. Побежденные, но не сломленные.

Большевики радовались, как дети. Они думали, что избавились от настоящей, от русской, от исторической, от Белой России навсегда. Что больше никто не помешает их Огненному Царству Красного Безумия, в котором лист за листом, лист за листом сжигали саму память о русской жизни. Что они отбились. Что пронесло. Что Россия и Европа проглотили невиданное оскорбление Белой Цивилизации. Что хам и азиат - хозяин, а белый европеец - ничтожество.

Они ошиблись. Смертельно. 22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию. Небо потемнело от самолетов. Земля затряслась от танков. Деревья зашатались от хохота - это хохотали сотни, тысячи чинов Русской Императорский Армии, вступившие добровольцами в Вермахт, СС или создавшие свои подразделения. Белые русские возвращались в красную совдепию. Без жалости. Без пощады. Без сантимента. Без проблеска сочувствия. Партбилет, заветная Книжечка Всевластия, символ принадлежности к высшей советской расе, внезапно превратился в метку обреченного, в которой был записан приговор.

Вырезали всех партийных. Сотрудничавших с партийными. Отдаленно похожих на партийных. Пощады не было никому. 70-летние кадровые царские офицеры добровольно записывались в полки рядовыми, лишь бы добраться до коммунистической глотки. Скалившаяся предыдущие 20 лет советская сволочь ощутила на своем горле холодные костлявые пальцы. Русские пальцы. Для немцев это была война за мировое господство и что там еще. Для русских это была война на истребление. Полное. Окончательное. Так, чтобы от красных даже памяти не осталось. Знаменитая зондеркомманда Дирлевангера, самое чудовищное и жестокое подразделение всей Войны, в отдельные моменты на 40% состояло из русских. Фашистские каратели. С рязанскими рожами.

Он резали, сжигали заживо и хохотали. Они пили Смерть Красных и не могли напиться, жажда сжигала и сжигала их, гнала от горы трупов к горе, от горы к горе, от горы к горе. От мяса к мясу. И мяса всегда было мало.

Красные в итоге отбились по старому, еще с Гражданской, методу перманентной мобилизации. С расстрелами. Карателями. Мясорубками. Но в их сердцах навсегда поселился Смертельный Страх, их Империя Безумия в то лето 41-го треснула в самом сердце. Как маленький непуганный ребенок, на которого бросилась собака. Страх будет расти, шириться и к 91-ому разрастется во Всеобщий Ужас, который приведет к тому, что СССР обмочится и распадется без единого выстрела. Через 50 лет русский мертвец наконец додавит горло красного ублюдка, додушив перепуганного выблядка. Армия, КГБ, ВВ просто разбегутся, подвывая от заморозившего сердце замогильного ужаса.

Но своей холодной мертвой рукой русский схватится за красное горло именно тогда, летом 41-го. 22 июня. В День Отмщения.