alejorojas (alejorojas) wrote,
alejorojas
alejorojas

Categories:

Владыка Илларион

Позиция Церкви вообще и митрополита Иллариона на фоне позиции Натальи Поклонской показалась мне весьма умеренной, типа "ну нельзя же так", но в целом "давайте жить дружно". Однако надо дать слово и Владыке:

"Ведущая Екатерина Грачева: Владыка, мне хочется поднять тему, которую мы не так часто обсуждаем в нашей программе, тему кино. Жаркая полемика общественная развернулась вокруг картины, еще не вышедшей на экран – фильм Алексея Учителя «Матильда». Он основан на реальной истории любви будущего императора Николая II и балерины Матильды Кшесинской. Многие православные, еще не видя эту картину, уже обвиняют ее в оскорблении чувств верующих. Может ли и должна ли у церкви, на ваш взгляд, быть сформулирована единая позиция о фильме, о выставке, о книге, если в ней действует или речь идет о канонизированной личности?

Владыка Иларион: Я думаю, конечно, что у церкви должна быть, и думаю, что у церкви уже есть позиция, которая не однократно озвучивалась. Приближается 100-летие со дня трагической гибели последнего русского императора и всей царской семьи. В прошлом году, когда Святейший Патриарх Кирилл посещал Сербию, и я его сопровождал, мы участвовали в удивительном таком действии: в самом центре Белграда был поставлен памятник последнему русскому императору Николаю II, и под проливным дождем совершалось его освящение. Это был очень трогательный момент, потому что Сербия в благодарность императору российскому за то, что он поддержал сербский народ, поставила этот памятник.

В нашей стране до сих пор, насколько мне это известно, нет ни одного памятника последнему русскому императору. У нас множество памятников Ленину, которого есть за что критиковать. У нас различные сомнительные исторические личности до сих пор представлены в названиях улиц и площадей, а последний русский император, в правление которого очень много было сделано доброго и важного для страны, ему нет до сих пор ни одного памятника. И вот приближается 100-летие его трагической кончины – ужасающего расстрела, который был совершен, по сути дела, без суда и следствия, причем расстреляна была его жена, его дети несовершеннолетние. И с чем страна встречает эту дату? Она встречает ее, по сути дела, кощунственным фильмом, который якобы основан на исторических фактах, но на самом деле все эти исторические факты в нем передергиваются. Фильм этот представляет, на мой взгляд, апофеоз пошлости.

Ведущая Екатерина Грачева: Вы видели картину?

Владыка Иларион: Я видел эту картину, меня пригласил сам режиссер. Причем я должен сказать, что он еще года два или три назад ко мне приходил, показывал проект этого фильма. Он даже хотел, чтобы я в нем принимал какое-то участие, например, чтобы моя музыка использовалась. Я сразу сказал, что сюжет этот весьма сомнительный, что встречено это все будет не однозначно, тем не менее, после того как фильм уже был, по сути, готов, Алексей Ефимович мне предложил его посмотреть. Я после некоторых колебаний решил его посмотреть, по крайней мере, чтобы не быть одним из тех, кого обвиняют в том, что вы не видели, а вы критикуете. Вот я его видел, и я сказал Алексею Ефимовичу после просмотра: «Ничего хорошего о вашем фильме я сказать не могу». Он расстроился, может быть, даже обиделся, но, к сожалению, это фильм, в котором, во-первых, исторические факты, как я сказал, передергиваются. Все это представлено почти в карикатурном свете.

Просто вам расскажу, с чего начинается фильм. Бегает по сцене Мариинского театра эта балерина, у нее срывается лифчик, и появляется обнаженная грудь, и вот она с этой грудью бегает. Наследник сидит в царской ложе и сразу же возбужденно привстает с кресла – вот с этой пошлости начинается, и вот так весь этот фильм продолжается.

Ведущая Екатерина Грачева: У вас коренные замечания к этой картине, а не такого рода, что с помощью постпродакшна и монтажа что-то можно поправить.

Владыка Иларион: Я не думаю, что там можно что-то поправить. Я, конечно, видел картину в состоянии полуфабриката, еще что-то там было не доделано, но я не думаю, что там что-то изменилось по существу. И я не думаю, что там можно что-то изменить по существу, потому что сам подход к исторической личности такого масштаба, который применен в этом фильме, на мой взгляд, недопустим. Я даже не хочу говорить о художественных достоинствах или недостатках этого фильма.

Это человек, который церковью канонизирован, у церкви особое отношение к этому человеку. В день его кончины, в день убийства царской семьи, в Екатеринбург съезжаются десятки тысяч людей и проходят крестным ходом, они идут от места его расстрела до места его предполагаемого захоронения. Пять часов идет этот крестный ход из 60, 70, 80 тысяч человек.

Вы представляете, какова будет реакция православных верующих, когда выйдет этот фильм? Конечно, можно сказать: «Ну, не нравится не смотрите». Но речь идет, как мне кажется, о нашем национальном достоянии, речь идет о нашей истории. Мы не должны плевать в свою историю, мы не должны людей такого уровня и такого масштаба как последний русский император подвергать такому публичному унижению, показывая его так, как он показан в этом фильме. Не говорю уже о том, что совершенно карикатурно там представлена последняя императрица – она просто, как ведьма, там показана, а ведь она тоже канонизирована церковью.

Ведущая Екатерина Грачева: Но многие на это могут возразить, владыка, что необходимо разделять историческую личность от православного святого, государя от мученика. Еще литературовед Юлий Айхенвальд говорил: «Пушкин – это вам не Александр Сергеевич». Где проходит эта грань?

Владыка Иларион: У Николая II была реальная история любви – это история его любви к той женщине, которая стала императрицей, он ее полюбил еще в юности, даже в детстве можно сказать, когда они впервые встретились. Эту любовь он пронес через всю жизнь. Этот роман с Матильдой Кшесинской, да, это было такое юношеское увлечение, не очень длинное. Оно закончилось после того, как он был обручен своей жене. Он своей жене никогда не изменял. Действительно, какая-то там любовная история была, но поднимать это сейчас на щит, делать из этого якобы художественное произведение, делать из этого кассовый фильм, и этим фильмом встречать 100-летие убиения царской семьи, я думаю, что в этом всем есть что-то очень глубоко неправильное и очень глубоко неверное."


Ну - Владыка большой, ему видней. Однако позиция "нашей Наташи" мне кажется гораздо ближе к сути дела, и главное - ближе к словам Господа нашего Спасителя, дошедшимм до нас в Святом Евангелии:

...не мир принес я вам - но меч...
и
...кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее...

Это - прямые слова Господа, толкованию не подлежат.
Так вот Наталья очень близка на мой взгляд к этому - Воин Христов, без страха и упрека, идущий в лобовую, готовый потерять все, даже душу свою - за Святого, заслонить своим невеликим телом Их от поругания... а Владыка, как бы это сказать - отстраненно спокоен... его бы я Воином Христовым - не назвал бы. Его слова - слова кого угодно, но не Воина, нет - увы. Не до того владыке, весь в политес ушел:



И это такой хреновый симптомчик, такие вопросы к Церкви возникать не должны...

Tags: ВоинХристов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments