alejorojas (alejorojas) wrote,
alejorojas
alejorojas

Categories:

Кто кого на самом деле победил в Сирии

"...заявила французскому изданию Le Monde бывшая высокопоставленная сотрудница «Моссад» и экс-замдиректора Совета национальной безопасности Израиля Сима Шайн, ныне работающая в израильском Институте исследований национальной безопасности..." - институт Мировой Революции? И почему я не удивлен :)

"То, что вначале было браком по расчету, превратилось в стратегическую связь" - по теории миропроектов так и должно быть, персы и русские - стратегическая связь. Израиль этому сопротивлялся-сопротивлялся, да не высопротивлялся... ))

"...боевое братство... совместная победа РОССИЯН И ПЕРСОВ..." - прямо музыка сфер"!

Ну да, не без проблем, сейчас важнейшая - определить, у кого БОЛТ толще (пока лидирует Шойгу), но в целом ситуасьён так нарисовался интересный

Израиль: "...если прижмут к реке - всем крышка..."

"Тегеран объявил о создании так называемого «широкого шиитского пояса», куда помимо Сирии включен так же Ирак" - оой! а как же так?

Кто кого на самом деле победил в Сирии
Про стратегическое партнерство Москвы и Пекина знают все. Гораздо меньше говорится о стратегической связи Москвы и Тегерана, хотя она ничуть не слабее, если не сильнее, российско-китайской «дружбы».

Война в Сирии сделала главным «бенефициаром» Иран, и хотя Россия тоже добилась там своих целей, именно Тегеран теперь будет играть в том региона первую скрипку, заявила французскому изданию Le Monde бывшая высокопоставленная сотрудница «Моссад» и экс-замдиректора Совета национальной безопасности Израиля Сима Шайн, ныне работающая в израильском Институте исследований национальной безопасности.

В Сирии Россия нуждается в Иране, так как ситуация пока далека от стабильной, — пояснила экс-сотрудница «Моссад». — Этот альянс с Ираном является важнейшей картой России по отношению к Израилю и к США.

То, что вначале было браком по расчету, превратилось в стратегическую связь, которая будет сохраняться, несмотря на расхождения во взглядах на судьбу Башара Асада и на сохранение иранского присутствия в Сирии.

Очевидное невероятное

Конфликт в Сирии в самом деле привел к такой расстановке сил во всем регионе, что стали возможны альянсы и субординации, казавшиеся до того совершенно невероятными, соглашается эксперт по Ближнему Востоку Станислав Тарасов.

«Вот так однозначно утверждать, как это делает Le Monde, что Россия стала играть в Сирии подчиненную Ирану роль, я бы не рискнул. Между Тегераном и Москвой там установились отношения, можно сказать, боевого братства, это так. Но кто из двух союзников был, образно говоря, рыцарем, а кто — оруженосцем, на этот счет могут быть противоположные мнения», — сказал он «Ридусу».

Что каждая из стран сейчас пытается тянуть одеяло на себя, приписывая главную роль в поражении экстремистов себе, это совершенно естественно.

Москва указывает, что если бы не своевременное вмешательство российского контингента, антиасадовская оппозиция уже захватила бы Дамаск, смяв оборонявшие его иранские подразделения.

Тегеран же напоминает, что именно его контингент вынес основную тяжесть войны, поскольку принимал участие в наземных операциях в составе сирийской правительственной армии, в то время как россияне всего лишь обеспечивали воздушное прикрытие. Кроме того, именно Иран предоставил российским ВКС воздушный коридор в Сирию.

«Победа над ИГИЛ (запрещена в РФ — ред.) была, несомненно, общей победой россиян и персов. Но если российские официальные лица накануне Нового года объявили о выводе российского контингента из Сирии, в Иране, напротив, в тот же день буквально, заявили, что шииты — то есть персы — отныне берут режим Асада под свое покровительство. Тегеран объявил о создании так называемого «широкого шиитского пояса», куда помимо Сирии включен так же Ирак», — говорит эксперт.

Ограничения по весу

О том, что для России и Ирана контроль над Сирией имеет разное «весовое» значение, говорит еще одна вроде бы маленькая деталь, обращает внимание Тарасов.

«Заявления по дальнейшему урегулированию в Сирии от имени России делают какие-то среднего ранга чиновники МИД РФ, ну максимум на уровне замминистра. От имени же Ирана, равно как и Турции и Израиля, такие заявления делаются на уровне первых лиц», — говорит он.

Создается ощущение, что в Москве пока не выработана четкая позиция насчет того, насколько в интересах России передать основной контроль над поддержанием в Сирии относительной стабильности персам, поскольку в этом есть как плюсы, так и минусы.

«И Россия, и Иран, и Турция являются участниками сразу нескольких соглашений о будущем распределении влияния в Сирии — одно было подписано на встрече в Казахстане, второе — в Иордании. А ведь помимо трех этих главных участников, так или иначе вокруг Сирии сталкиваются интересы еще и Израиля, и в какой-то степени США. И почти по каждой позиции все эти стороны выступают в одном случае союзниками, в другом — противниками. Эта мозаика крайне сложная, и считаться славою — кто в конечном итоге принес в Сирию мир — дело третьестепенное», — заключает Тарасов.

В глубоком вакууме

Преувеличивать рост влияния Москвы в этом регионе не следует, хотя бы потому, что для России влияние на Ближнем Востоке не особенно-то и нужно, полагает эксперт Российского совета по международным делам Алексей Хлебников.

«К примеру, для США регион Ближнего Востока был критически важен на протяжении десятилетий, потому что это была главная «бензоколонка» Соединенных Штатов. Для России же глубокое вовлечение во внутренние дела этого региона никогда не стояло в повестке дня», — сказал он «Ридусу».

Скорее всего, именно по этой причине Россия сохраняет более-менее ровные отношения со всеми странами Ближнего Востока, от Израиля до Саудовской Аравии, в то время как США очень четко делят регион на союзников (саудовцы) и противников (иранцы).

«Москва, это правда, в последние годы укрепляет свое влияние на Ближнем Востоке — но она его укрепляет ровно настолько, насколько к этому региону охладевают американцы. Можно сказать, что Россия заполняет вакуум. Но, снова надо подчеркнуть, она заполняет его ровно настолько, насколько его освобождают США», — заключает Хлебников.

Единственная страна региона, где Россия считается «своей» на официальном уровне, — это Сирия, и этот статус Москва сохраняет там еще с советских времен. В прочих же странах региона Россия похожа на газ — она заполняет весь доступный ей объем, откуда откачан «воздух».
</div>

Tags: МировоеЕврействоФсе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments