alejorojas (alejorojas) wrote,
alejorojas
alejorojas

Categories:

Литературные хроники. Зачистка поляны

Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец! Обратите внимание, дамы и кореша, на мой резко возросший культурный уровень - тут у меня и Маяковский, и Елизаров (ну, этот через уголовную хронику просочился), и вот вспоминая убиенных русских поэтов, как не вспомнить о Есенине?

Листьями звезды льются
В реки на наших полях.
Да здравствует революция
На земле и на небесах! («Небесный барабанщик», 1918-19).



Небо - как колокол,
Месяц - язык,
Мать моя - родина,
Я - большевик. (“Иорданская голубица», 1918)

Ну - тут уж чего уж... кумир и любимец всего и вся, муж Айседоры Дункан (на которую произвел такое впечатление, что та сбежала в Ниццу и намоталась там на автомобильную ось), кароч - очередной богоборец и богохулец, превратившийся при жизни из ангела в черного человека... а умер товарищ (ну а кто ж? господа все в Париже!) прямо скажем, интересно... особенно интересно то, что как под копирку с Маяковским! Причем, что характерно - в одно и то же время... совпадение? Не думаю :)

Все было замечательно, все было хорошо, как вдруг, незадолго до смерти, как по заказу... "В газетах стали появляться резко критические статьи о Есенине, обвиняющие его в пьянстве, дебошах, драках и прочих антисоциальных поступках. Поэт своим поведением (особенно в последние годы жизни) иногда сам давал основание для подобного рода критики. На Есенина было заведено несколько уголовных дел — в основном по обвинению в хулиганстве. Известно также Дело четырёх поэтов, связанное с обвинением Есенина и его друзей в антисемитских высказываниях." - узнаете? Ну как же...

"1930 год начался ужасно для Маяковского. Он много болел. В феврале Лиля и Осип Брик уехали в Европу. Маяковского описывали в газетах как «попутчика советской власти» — в то время как он сам видел себя пролетарским писателем[19]. Произошёл конфуз с его долгожданной выставкой «20 лет работы», которую не посетил никто из видных литераторов и руководителей государства, на что надеялся поэт. Без успеха в марте прошла премьера пьесы «Баня», провал ожидал и спектакль «Клоп». В начале апреля 1930-го из свёрстанного журнала «Печать и революция» изъяли приветствие «великому пролетарскому поэту по случаю 20-летия работы и общественной деятельности». В литературных кругах циркулировали разговоры о том, что Маяковский исписался. Поэту отказали в визе для заграничной поездки. За два дня до самоубийства, 12 апреля, у Маяковского состоялась встреча с читателями в Политехническом институте, на которой собрались, в основном, комсомольцы; прозвучало много нелестных выкриков с мест. Поэта повсюду преследовали ссоры и скандалы. Его психическое состояние становилось всё более нестабильным" - буквально копия!

И Есенин и Маяковский были обласканы властью предельно, даже - что немыслимо! - из концлагеря по имени Россия ВЫПУСКАЛИСЬ ЗА ГРАНИЦУ! Откуда они имели глупость вернуться... и сразу вспоминается более умный Максимушка наш Горький! "Несмотря на то, что некоторое время Горький был крупнейшим спонсором большевистской фракции[16], к Октябрьской революции и Советской власти в её начальный период он отнёсся скептически. Ходатайствовал перед большевиками за арестованных и приговорённых к казни..." - понял, чем это пахнет и мудро свалил от греха подальше - "С 1924 года Горький жил в Италии, в Сорренто — на вилле «Il Sorito» и в санаториях. Опубликовал воспоминания о Ленине. В Сорренто художником Павлом Кориным написан один из лучших портретов Горького; особенностью картины является изображение писателя на фоне вулкана Везувий, при этом Горький как бы возвышается над горным исполином. Вместе с тем в сюжете картины явственно звучит тема одиночества, в которое постепенно погружался Горький"...но - не вынесла душа поэта, ии - "В октябре 1932 год Горький, согласно распространённой версии, окончательно возвращается в Советский Союз. Репатриироваться писателя настойчиво уговаривал сын Максим, не без влияния ОГПУ, плотно опекавшего его в качестве кремлёвского курьера. Эмоциональное воздействие на Горького оказали приезжавшие к нему в Италию молодые, жизнерадостные, полные гигантских планов и восторгов от успехов первой пятилетки в СССР писатели Леонид Леонов и Всеволод Иванов".

Ну да полные гигантских планов и восторгов недолго мучились от энтузиазма: "11 мая 1934 года, простудившись после ночёвки на холодной земле под открытым небом на даче в Горках под Москвой, неожиданно умирает от крупозного воспаления лёгких сын Горького — Максим Пешков. В ночь, когда умирал его сын, Горький на первом этаже дачи в Горках обсуждал с профессором А. Д. Сперанским достижения и перспективы Института экспериментальной медицины и проблему бессмертия, которую он считал актуальной и достижимой для науки. Когда в три часа ночи собеседникам сообщили о смерти Максима, Горький возразил: «Это уже не тема» и продолжал увлечённо теоретизировать о бессмертии"...а там и папочка за ним "На следующий день, после посещения могилы сына на Новодевичьем кладбище, Горький простудился на холодной ветреной погоде и заболел.. 18 июня около 11 утра Максим Горький скончался в Горках, на 69-м году жизни, пережив сына чуть более чем на два года. Последние слова Горького, оставшиеся в истории, были сказаны медсестре Липе (О. Д. Чертковой) — «А знаешь, я сейчас с Богом спорил. Ух, как спорил!»" - видимо, не переспорил :) Ни Капри, ни Сорренто не помогли великому писателю, воспевающему рабский труд... и что характерно - Льва (Николаича в смысле) Толстого в последний путь проводил Чертков, Горького - Черткова... совпадение? :)

Но сейчас не о чертях, а о ОГПУ: "Советская власть беспокоилась о состоянии здоровья Есенина... Раковский просит (Феликс Эдмундыча) «спасти жизнь известного поэта Есенина — несомненно самого талантливого в нашем Союзе», предлагая: «пригласите его к себе, проборите хорошо и отправьте вместе с ним в санаториум товарища из ГПУ, который не давал бы ему пьянствовать…» На письме резолюция Дзержинского, адресованная его близкому товарищу, секретарю, управляющему делами ГПУ В. Д. Герсону: «М. б., Вы могли бы заняться?» Рядом пометка Герсона: «Звонил неоднократно — найти Есенина не мог»... - а там и карательная медицина подоспела! - "В конце ноября 1925 года Софья Толстая договорилась с директором платной психоневрологической клиники Московского университета профессором П. Б. Ганнушкиным о госпитализации поэта в его клинику. Об этом знало только несколько близких поэту людей. 21 декабря 1925 года Есенин покинул клинику, аннулировал в Госиздате все доверенности, снял со сберкнижки почти все деньги и через день уехал в Ленинград, где остановился в № 5 гостиницы «Англетер»."

Итого: оба самоубийцы, крайне востребованные и обласканные властью, вдруг попадают в поле зрения ОГПУ (а это - госбезопасность, на минуточку!), потом - под шквальный огонь прессы, а потом - и на тот свет при весьма странных обстоятельствах... И то же самое происходит с Горьким, только здесь сработали тоньше, гораздо тоньше... а цель проста - РУССКИХ ЗДЕСЬ НЕ НАДО НИ В КАКОМ ВИДЕ.

Вот как-то так :)


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments